Пресс-центр

Разговор о лени и низких зарплатах с Дмитрием Черноморцем

Разговор о лени и низких зарплатах с Дмитрием Черноморцем

Дмитрий Черноморец поделился своим мнением о причинах белорусской лени.

С одной стороны, мы часто слышим о том, что белорусы считаются трудолюбивой нацией, с другой — уже появилось устойчивое выражение «белорусская лень». Что из этого правда, а что стереотип? Мы мало зарабатываем, потому что ленивые или потому что делаем что-то не так? Да и вообще, трудолюбие — это хорошо или плохо?

 

— Давайте сразу расставим все точки над i: генетически белорусы такие же трудолюбивые и одновременно ленивые, как и немцы, испанцы, китайцы, французы, поляки, чехи и бразильцы. Да, есть действительно нации трудоголиков, например японцы, однако на мой взгляд — это уже перебор. Мне кажется, глупо уходить с работы вперед ногами.

 

 — Постойте, а как же китайцы, которых мы считаем очень трудолюбивыми, они же даже ночуют на работе и не ходят в отпуск...

 

— Во-первых, большинство китайцев ночуют у себя дома, а не на работе. Да, есть предприятия на юге Китая, где организованы общежития для рабочих-мигрантов. Есть и те предприятия, которые работают в ночные смены, но это не значит, что китайцы работают по 24 часа в сутки. А что касается отпусков, то китайцы как минимум не работают бóльшую часть февраля — у них Новый год! Во-вторых, они это делают не от большой любви к труду, а потому, что они вынуждены это делать.

 

В Китае стыдно быть бедным. Кроме того, там жуткий гендерный дисбаланс: на шесть-семь фертильных мужчин приходится одна женщина. А это значит, что у девушек большой выбор и они его стараются делать в пользу как минимум небедных мужчин.

 

Более того, многие молодые китаянки последнее время заводят отношения с европейцами и американцами, поэтому у китайских мужчин огромная конкуренция.

 

К сожалению, в Беларуси в этом отношении можно не напрягаться: даже самый бестолковый и самый ленивый имеет выбор. Обратите внимание: очень часто бывает так, что, общаясь с интересными, красивыми и ухоженными женщинами, знакомишься с их мужьями или бойфрендами, после чего думаешь: что вообще может связывать этих людей, где вообще она его нашла и кто в их семье муж, а кто жена?

 

— Нашли причину лености белорусов. Их расслабляют женщины. А точнее, их изобилие. Вот на кого можно свалить всю вину, так?

 

— Нет, не так. Белорусы ленивые по более фундаментальной причине — потому что все люди ленивые независимо от национальности и места проживания. Лень — это одна из естественных человеческих сущностей. Вопрос в другом: почему одни народы вынуждены больше прикладывать усилий, чтобы преодолевать лень, другие — меньше.

 

— То есть вы клоните к тому, что у белорусов нет стимула преодолевать свою лень?

 

— Абсолютно верно! И в основе этого лежат очень конкретные причины, попробую их перечислить. Самая главная — это наши ценности и мораль. В Беларуси быть бедным не то чтобы стыдно, иногда это даже поощряется. Большинство с удовольствием и без разбора осуждают состоятельных и успешных людей, при этом проникаются симпатией к бедным.

 

У нас много интересных и очень «комфортных» поговорок: бедность не порок, не в деньгах счастье и т. д. Поэтому спокойное отношение к бедности позволяет нашим соотечественникам бездействовать.

 

 — Но откуда у «працавiтых» белорусов такое мировоззрение?

 

— Как откуда? Во-первых, это воспитание. Давайте так: в каком числе семей папы говорят своим сыновьям: сын, быть бедным — это стыдно? Ты должен работать над собой, чтобы стать лучшим профессионалом (стоматологом, юристом, инженером, сантехником, преподавателем, музыкантом), ты сам и твоя семья никогда не должны жить в нужде. Сын, давай вместе посчитаем, сколько нужно зарабатывать денег, чтобы ни в чем себе не отказывать и чтобы твои близкие ни в чем не нуждались, а теперь давай вместе подумаем, что нужно делать, чтобы столько зарабатывать.

 

Уверен, вы понимаете, о чем я говорю. Далее: давайте посмотрим на школу. Что-то я не помню, чтобы кто-то из учителей говорил нам: бедность — это плохо. Напротив, состоятельным литературным героям всегда давалась одиозная оценка, а бедняки всегда были героями.

 

 

 

Далее институт — к сожалению, система высшего образования так построена, что подавляющее большинство преподавателей — это неудачники своей профессии. Когда я учился в институте, нам экономику преподавали пятидесятилетние мужики, которые на работу ездили на автобусе. Не потому, что они любили ездить стоя, а потому, что у них не было машин. Они пытались учить нас зарабатывать деньги, не умея это делать.

 

Во-вторых, значительная часть наших соотечественников ненавидит свою работу. Потому что большинство людей имеет действительно отстойную работу.

 

— Не верю! Из чего вы сделали такой вывод?

 

— Давайте ответим на такой вопрос: что же такое идеальная, ладно, просто хорошая работа? Ответ очень простой. Хорошая работа — это работа, которая позволяет получать одновременно две вещи: деньги и удовольствие. Еще раз обращаю ваше внимание: одновременно! Теперь задайте вашим знакомым вопрос: приносит ли им работа и то и другое? А еще лучше — спросите в воскресенье вечером у них, хотят ли они завтра на работу? Вот вам и ответ.

  

Как в большинстве случаев обстоят дела: работа приносит деньги, но не приносит удовольствие. Или есть удовольствие, нет денег. Кстати, есть и такой вариант — нет денег и нет удовольствия. Когда человек ненавидит свою работу, он профессионально деградирует, увеличивая свои шансы на бедность.

 

На мой взгляд, самый первый шаг к ненависти работы — это распределение. Окрыленный выпускник вуза вместо того, чтобы начать свою карьеру в перспективной инновационной компании, попадает на полумертвый завод, дальше сами понимаете, что происходит с его крыльями. Вот оно, первое впечатление о работе! Оно наносит такую же психологическую травму, как и первый неудачный секс подростку.

 

— Но многие считают распределение справедливой платой за бесплатное образование. Мол, раз для тебя вся страна скинулась, будь добр, работай там, куда пошлют.

 

— Забыть как страшный сон. А вместо этого уже на первом курсе рекомендовать студентам делать первые карьерные шаги, начиная со следующего года обучения. Есть умные ребята, которые ломятся в интересные им компании на практику, показывают себя с наилучшей стороны, после чего там и остаются. Хотя, вспоминая свою учебу, многие просто мечтали, чтобы их куда-нибудь распределили. До сих пор большинство студентов мечтает о госслужбе, потому что это стабильно. Какая, к черту, стабильность, когда в этом возрасте нужно принимать вызовы и экспериментировать?!

 

 

— Но еще и определенная социальная политика страны культивирует такие иждивенческие настроения...

 

— Вы правы. В риторике самых бедных людей наиболее употребляемое словосочетание — «мне должны»: мне должны зарплату, мне должны квартиру, отпуск, вкусную еду, первоклассную медицину и т. д. Мне очень сложно понять, зачем развращать людей зарплатами, не зависящими от результатов труда, зачем давать бесплатные квартиры одним, когда другие покупают их по полной стоимости. Люди, получившие эти блага незаслуженно, уже не в состоянии воспринимать объективную реальность. При этом те, кто работает на результат и копит на квартиры, видя, как другим эти блага достаются просто так, теряют интерес к своей работе, пытаясь лучше потратить время на поиск халявы. Конечно, это касается не всех.

 

Но все равно определяющий глубинный фактор — это воспитание. Посмотрите, как воспитываются наши девочки и девушки. Навязчивая идея выйти замуж, которая звучит от мам, бабушек, подруг, из телевизора. В дополнение к этому у девушек в голове не формируется образ настоящего мужчины, а откуда он будет формироваться? Лучший способ — это пример собственного отца, но даже если здесь все хорошо, то девушка это воспринимает как исключение, а не как норму.

 

 

 

 

В результате девушки в качестве своих бойфрендов выбирают кого попало, а потом этот кто попало живет в квартире той женщины, лежит на диване и ждет, когда жена принесет продукты из магазина, приготовит ужин, вытрет сопли детям. Заходишь вечером в супермаркет — там одни тетки, а мужики где? Обратите внимание, у нас каждый конченый мужик имеет возможность создать семью. Зачем тогда вкалывать, когда и так все складывается. Видите, нашим мужчинам не нужно напрягаться, чтобы получить — заметьте, получить, а не занять место под солнцем. Поверьте, если бы было наоборот, то работали бы они как китайцы.

 

— То есть все равно нужно меняться девушкам, я правильно поняла? Требовать «Бентли» и iPhone?

 

— Скорее этот вопрос в первую очередь к родителям, которым, на мой взгляд, стоит больше уделять внимание формированию правильного образа мужчины в голове девушки: мужчина — это самец, кормилец и гарант безопасности семьи, а все, кто этому не соответствует, просто проходят мимо.

 

Например, мальчику 25—27 лет, а он живет с мамой и папой, на выходных берет у папы Ford и катает в «МакДрайв» своих подруг. Ну какой же это мужчина? Какие отношения вообще с ним можно строить, это же инфантильность чистой воды. И если в жизни этого мальчика ничего не произойдет страшного, что заставит его стать взрослым, он никогда уже не повзрослеет, со временем просто станет постаревшим ребенком своей жены. И опять-таки ваш вопрос: лень — это генетическое свойство или результат обстоятельств? Конечно, результат обстоятельств! Поэтому девушкам рекомендую просто избегать таких инфантилов.

 

— Так, может, проблема лени в инфантильности? Сейчас, говорят, инфантильность поработила всю Европу, многие называют нынешнее поколение инфантильным. Но при этом 30-летние немцы зарабатывают 2500 евро в месяц, а 30-летние белорусы — 300.

 

— Вы правы, для многих — и в инфантильности. Родители же не прекращают соцобеспечение своих детей ни при каких обстоятельствах, покупают им квартиры, машины, продолжают подкидывать денег, даже когда у ребенка наступает кризис среднего возраста.

 

Разница в доходах немцев и белорусов обусловлена самыми разными экономическими факторами, в т. ч. эффективностью организации труда. Но при этом система ценностей и мораль, о которых я говорил в начале, у немцев и белорусов очень сильно отличается: у немцев бедным быть стыдно, у белорусов — это не порок.

 

— Ладно, уговорили, бедным быть стыдно. И что остается делать белорусам, чтобы не быть бедными? Попытаться найти работу? Так вакантных мест из-за кризиса почти нет. Вон в Минске на одну вакансию грузчика претендует 83 человека.

 

— А вы больше смотрите телевизор и больше читайте до обеда советских газет, тогда и времени на поиск работы вообще не останется. Да, кризис есть, и это глупо отрицать, причем, анализируя происходящие процессы, можно предположить, что мы только в начале кризисного марафона. Я не вижу причин того, что в ближайшие 3—5 лет экономика начнет восстанавливаться. И что, так и будем сидеть и ждать, когда пройдут 5 лет и наступят лучшие времена?

 

Вы работаете на убыточном заводе, вас отпустили в вынужденный отпуск за 2/3 оклада, что около 3—5 миллионов, и вот вы сидите дома и пьете водку, а жизнь проходит, в то же время мелкие строительные бригады расписаны на несколько месяцев вперед.

 

Я уже два месяца жду, когда придут плиточники и уложат мне плитку в одном из помещений, и мне еще ждать до середины апреля. При этом доход хорошего плиточника или маляра даже сегодня не опускается ниже 1500 долларов в месяц. Так что же мешает рабочему МАЗа переквалифицироваться в плиточника?

 

К слову, на прошлой неделе я в шутку разместил на своей Facebook-странице пост о том, что ухожу с работы, в результате за сутки мне поступило 6 конкретных предложений! Так где и для кого нет работы?

 

— Многие скажут, что вам просто везет...

 

— Может и везет, но поверьте, не на голом месте же. Мы с коллегами каждый день работаем над ростом своего профессионализма, стараемся браться за самые сложные проекты, часто побеждаем, правда, еще чаще проигрываем. Мы не брезгуем любой работой,

 

иногда, когда нет уборщицы, можем и пол помыть в офисе, собрать мебель, выполнить хронометраж операций на складе с температурой минус 20 градусов.

 

У нас в компании нет секретарей, водителей и переводчиков, потому что каждый сотрудник умеет пользоваться Outlook, кофемашиной, телефоном, говорит как минимум на английском и почти все водят машину. Мы не брезгуем любой работой, если так сложатся обстоятельства, что придется разгружать вагоны, значит, пойдем разгружать вагоны.

 

А теперь посмотрите на офисный планктон, часть которого потеряла работу: кто из них со своим высшим образованием и красным дипломом пошел разгружать вагоны, ведь их семьи по-прежнему нуждаются в деньгах? Сколько клерков готовы на такое пойти? Да практически никто. Зато в комментариях не жалея сил будут писать, что работы нет, платят только 3 миллиона, во всем виноваты — здесь можно даже выбрать, кто именно. Опять возвращаемся к установкам: важно понимать, что стыдно — это когда твоя семья испытывает нужду, при этом не важно, каким способом ты зарабатываешь. Главное, чтобы эти способы не упоминались в Уголовном кодексе.

 

— И вот мы пришли к извечному вопросу: «Что делать?». Что же делать, Дмитрий?

 

— Уинстон Черчилль в свое время очень четко подметил: «The inherent vice of capitalism is the unequal sharing of blessings. The inherent virtue of socialism is the equal sharing of miseries», что переводится как: врожденный порок капитализма — это несправедливое распределение богатства, врожденное достоинство социализма — справедливое распределение нищеты. Так вот, пока мы занимаемся вторым. На мой взгляд, самым лучшим лекарством от лени и бедности является капитализм как одна из наиболее справедливых форм отношений между людьми. Поэтому считаю необходимым воспитывать себя и своих детей в системе капиталистических ценностей и морали.

 

Бедность — это очень плохо и стыдно! Читайте много книг, но обязательно прочтите Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Не останавливаясь работайте над своим профессионализмом, если нужно — меняйте профессию. Не убивайте всю жизнь на низкооплачиваемую или неинтересную работу, делайте попытки собственного бизнеса.

 

Девушки, не тратьте время на инфантильных лентяев. Да, настоящих мужчин, к сожалению, не так уж много, как хотелось бы, однако лично вам же нужен только один. Студентам рекомендую уже на 2—3-м курсе серьезно работать над поиском своей первой работы — поверьте, в действительно хорошие компании по распределению не попадают. И всегда помните: бедным быть стыдно!

 

Дмитрий Черноморец, директор по развитию Apply Logistic Group

специально для onliner.by

 

Apply Logistic в Facebook
Apply Logistic в Facebook